Кольский рубеж Как новгородцы стали первыми исследователями Русского Севера

Земля саамов

Норвежский мореход Отер в докладе королю Англии Альфреду Великому, у которого он состоял на службе, называл свою родину, Хельгеланн, «самой северной из всех норманнских земель». Лишь вскользь он упоминал сушу, простирающуюся дальше на север. По словам Отера, она «совершенно безлюдна», за исключением нескольких поселений терфиннов, занимающихся «зимой охотой, а летом рыбной ловлей».

Этот доклад был написан в 80-е годы IX века.

К финнам, проживающим на территории нынешней Финляндии, терфинны имели достаточно опосредованное отношение. Это были саамы — народ, возникший в результате смешения племен Волжско-Окского междуречья с финно-уграми, пришедшими в регион позже. Земля называлась Терь, или Тре. Сейчас на всех картах она значится как Кольский полуостров.

Русские первопроходцы, прибывшие в Терь, описали саамов более детально. Они отмечали, что живет этот народ «в расселинах каменных», не строя изб; не знает ни хлеба, ни овощей, а одежду шьют из оленьих шкур. Саамы не занимались животноводством и сельским хозяйством, предпочитая не вести оседлый образ жизни. Они охотились на диких оленей, но охота не была их главным промыслом. Саамы селились у озер и на морском берегу — их кормила прежде всего рыбная ловля. Они были язычниками, приносили своим божествам в жертву часть улова. Правили ими старейшины родов, по совместительству исполнявшие роль жрецов.

Стойбище саамов, конец XIX века

Фото: snowchange.

Стойбище саамов, конец XIX века

Фото:

Видео

Как соболя поманили поморов на восток

Движение поморов вдоль северного побережья все дальше на восток диктовалось в первую очередь потребностями главного промысла Русского Севера — добычей пушнины. Если вначале казалось, что пушного зверя в северных лесах несметное количество, то за столетия белок, норок и соболей основательно «проредили», промыслового зверя поубавилось. А вот зверобои, которые не боялись рисковать и добирались «короткими перебежками» вдоль морского берега с заходом в устья рек до дальних восточных областей и даже заглядывали за Уральскую гряду, возвращались в Поморье с такой богатой пушной добычей и рассказывали о таких несметных сокровищах, что их товарищам иной мотивации не требовалось — уже не пугали ни шторма, ни ветра, ни льды. Возможность заработать и любопытство брали верх над осторожностью. Таким образом, поморы все активнее осваивали Крайний Север, прокладывая километр за километром бесконечный Северный морской путь.

Погрузка бивней мамонта. Северная Якутия
Погрузка бивней мамонта. Северная Якутия

В 1609 году в Москве была составлена карта Севера России и Сибири, на которой довольно точно нанесены устья Енисея, Пясины и берега Гыданского полуострова. Это свидетельствует о том, что поморским мореходам названные места уже в XVI веке были хорошо знакомы.

Весной 1610 года северодвинцы во главе с Кондратием Курочкиным и Осипом Шепуновым на судах, построенных под Туруханском, вышли к устью Енисея, намереваясь пройти дальше морем на восток.

Отряд под командой Якова Семенова, посланный в 1647 году в поход из устья реки Хеты, совершил морское путешествие от Хеты к устью Анабара. Совершая плавания по Хатангскому заливу и морю Лаптевых, мореходы узнали об острове, богатом «заморным зубом» (не путать с «рыбьим зубом» — моржовым клыком; «заморным зубом» называли мамонтовые бивни). На этом острове Семенов действительно нашел огромные скопления бивней мамонта. Гораздо позже, уже в начале ХХ века, полярный исследователь и енисейский промышленник Н. А. Бегичев заново «открыл» этот и соседний острова, которые потом получили его имя — остров Большой Бегичев и остров Малый Бегичев. На одном из них исследователь обнаружил развалины древней избы, в которой нашел шахматы, а под истлевшим полом — пять стрелецких секир, свидетельства того, что русские люди посещали эти места с первых лет открытия пути на Анабар.

4

Корабли поморов

В отличие от викингов, ходивших на драккарах, поморы строили палубные карбасы и кочи, которые использовались для открытий до XVIII века. Кочи имели осадку в полтора метра, в длину достигали 25 метров и могли взять на борт команду из 15 человек и больше 50 тонн груза. Корпус судна был сконструирован так, что льды выдавливали корабль вверх, а скорость коча достигала семи узлов.

Коч. Фото ©

О том, что русские действительно далеко забирались, свидетельствует находка славянских жилищ в Исландии. Польский учёный из Варшавы, член Академии наук Пшемыслав Урбаньчик, признался журналистам, что на северо-востоке Исландии, в районе Sveigakot вблизи озера Myvatn, в 2001 году были обнаружены три славянские землянки, которые строили по всей Руси в IX веке. Археолог уточнил, что перепутать эти жилища со скандинавскими невозможно и что он встречал такие жилища в Норвегии.

Американские учёные признавали первенство русских на Аляске

Удивительно, но подобная версия была довольно распространена среди американских историков XX века, например, профессор Стоун из Университета Висконсина даже называл конкретную дату — 1571 год.

Впрочем, интерес к археологическим открытиям американских учёных на Аляске невелик. Ещё в 1937 году на Кенайском полуострове археологи США нашли следы русского поселения, однако до сих пор его возраст не установлен. Он может составлять как 300, так и 500 лет.

А это означает, что и здесь русские опередили европейцев.

Теги